За последние восемь лет доля отечественной сельхозтехники на полях выросла в два раза, рассказала директор департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения минпромторга Мария Ёлкина. Производство своих тракторов и комбайнов в стране растет, но аграриям этих машин пока не хватает, говорят представители бизнеса.

Чем убирать осенью

Еще в 2013 году доля отечественных машин на полях составляла всего 24%, сейчас ее уже чуть больше 50%, говорит Ёлкина. Компании ежегодно выводят на рынок более 150 видов техники новых моделей и готовы еще увеличивать производство — сейчас мощности недозагружены. Открываются новые заводы. Например, до конца года в Самаре запустят огромный завод по выпуску самоходных опрыскивателей.

Сейчас в полях работает около 570 тыс. единиц техники, но оптимальный парк должен составлять 680 тыс. штук тракторов и комбайнов, рассказывает генеральный директор «Росагролизинга» Павел Косов. Нужно в течение четырех лет ежегодно закупать около 19 тыс. тракторов и 10,5 тыс. комбайнов. В прошлом году к этим цифрам удалось приблизиться. По данным минсельхоза, приобрели 16 тыс. тракторов и 8 тыс. комбайнов.

Российская техника качественная, это абсолютно конкурентный на мировой арене товар. На нее есть спрос, заверяет Косов.

Делают наши заводы и «умную» технику — беспилотные машины, с опциями ночного видения и многое другое, говорит директор ассоциации «Росспецмаш» Алла Елизарова. Если раньше такое базировалось на иностранных платформах, сейчас многие российские производители начинают предлагать свои решения, чтобы быть независимыми от иностранных партнеров.

Чего не хватает

Но этих успехов недостаточно. Несмотря на все усилия, за несколько лет нам не удалось сделать так, чтобы все производилось на территории РФ, отмечает Павел Косов. Получается практически по Кэрроллу: приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте. Если хочешь попасть в другое место, нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее.

За рубежом закупается чаще та сельхозтехника, которая нужна в штучных экземплярах. Потребности в такой технике есть в садоводстве, овощеводстве. Это, например, свеклоуборочные или картофелеуборочные комбайны, приводит пример Косов.

Но не будешь же строить отдельную производственную линию или завод ради условно трех машин в год — это работать себе в убыток. Для того, чтобы машиностроители взялись за производство этой техники, должен быть какой-то гарантированный госзаказ — поддержка государства не просто в создании самого производства, но и поддержании спроса, считает Алла Елизарова.

Но не только самой техники не хватает. Недостаточно и запчастей отечественного производства.

«Сейчас некоторые заводы действительно испытывают логистические проблемы, потому что просто нет поставок того, что, наверное, можно было бы уже производить у себя. Некоторые предприятия даже мосты и коробки не производят», — признает Павел Косов.

Дороже и дольше

А кроме того, по его словам, сейчас наблюдается «драматичный рост цен» на технику. Так, в прошлом году «Росагролизинг» закупил 10,2 тыс. единиц техники за 46 млрд рублей. В этом году нужно закупить 11 тыс. единиц техники.

«Мы это сделаем благодаря феноменальной поддержке, которую нам оказывает правительство. Но заплатить мы за этот объем должны уже порядка 100 млрд рублей», — рассказал эксперт.

Директор «Петербургского тракторного завода» Сергей Серебряков объясняет такой рост цен серьезным подорожанием всех компонентов. Например, металл за последние пять лет в России подорожал в разы. Тарифы на электроэнергию растут «немыслимыми темпами».

«У нас в стране инфляция издержек», — говорит Серебряков.

В итоге с учетом того, что техника составляет около четверти от общей стоимости произведенного зерна, в конечном итоге такая стоимость не может не повлиять на цену продукта, который находится на прилавке, считает Павел Косов.

По его словам, помимо роста цен, вызывает обеспокоенность существенное увеличение сроков производства. Если в прошлом году средний срок производства техники составлял 30 дней, то в этом году — это 130 дней.

Но даже несмотря на это, спрос на сельхозмашины остается высоким. Так, «Росагролизинг» с начала года продал техники на 35% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Рост продаж наблюдается не только в деньгах, но и в штуках. «Петербургский тракторный завод» за январь-май продал на 22% больше сельхозтракторов и проммашин к тому же периоду прошлого года.

Импорт остановился

В этом году из-за санкций сложилась непростая ситуация с поставками сельхозмашин и запчастей, признают участники круглого стола.

Самое большое падение наблюдалось в наиболее высокотехнологичной технике — это зерноуборочные комбайны и кормоуборочные комбайны, говорит Алла Елизарова.

«Март-апрель были самые тяжелые периоды, когда все компании, в том числе и производители прицепной техники, и производители самоходной техники срочно, в авральном порядке искали новых поставщиков. Сами у себя на предприятиях переориентировались и налаживали производства каких-то отдельных видов компонентов, искали новые логистические пути. Плюс к этому остро встал вопрос перевода денег и платежей», — рассказала Алла Елизарова.

Даже если предприятие обеспечено отечественными комплектующими на 99%, этот 1% недостающих запчастей может остановить производство, говорит Елизарова. Не будешь же выпускать в поле машину условно без тормозов.

Чтобы нивелировать недостающие поставки сельхозтехники в этом году, в январе-мае производство отечественных машин было оперативно увеличено на 10%, говорит Мария Ёлкина.

«Временное замедление темпов производства наблюдается только в высокотехнологичных зерноуборочных и кормоуборочных комбайнах. Отказ европейских поставщиков от поставок отдельных комплектующих привел к замедлению темпов», — пояснила Ёлкина.

Однако, по ее словам, сейчас логистика поставок комплектующих нормализуется, компании перестроились на российских и белорусских производителей, а также поставщиков из дружественных стран. Минпромторг ожидает, что к концу года предприятия полностью восстановят темпы производства.

Дилеры сельхозтехники оказались неплохо подготовлены к прекращению поставок, говорит председатель правления ассоциации дилеров сельхозтехники АСХОД Александр Алтынов.

«Но за три-четыре месяца запасы вымылись. Сейчас довольно много артикулов отсутствует и не может быть поставлено. Соответственно, из-за этого техника может простаивать», — признает он.

Чем убирать осенью

Еще в 2013 году доля отечественных машин на полях составляла всего 24%, сейчас ее уже чуть больше 50%, говорит Ёлкина. Компании ежегодно выводят на рынок более 150 видов техники новых моделей и готовы еще увеличивать производство — сейчас мощности недозагружены. Открываются новые заводы. Например, до конца года в Самаре запустят огромный завод по выпуску самоходных опрыскивателей.

Сейчас в полях работает около 570 тыс. единиц техники, но оптимальный парк должен составлять 680 тыс. штук тракторов и комбайнов, рассказывает генеральный директор «Росагролизинга» Павел Косов. Нужно в течение четырех лет ежегодно закупать около 19 тыс. тракторов и 10,5 тыс. комбайнов. В прошлом году к этим цифрам удалось приблизиться. По данным минсельхоза, приобрели 16 тыс. тракторов и 8 тыс. комбайнов.

Российская техника качественная, это абсолютно конкурентный на мировой арене товар. На нее есть спрос, заверяет Косов.

Делают наши заводы и «умную» технику — беспилотные машины, с опциями ночного видения и многое другое, говорит директор ассоциации «Росспецмаш» Алла Елизарова. Если раньше такое базировалось на иностранных платформах, сейчас многие российские производители начинают предлагать свои решения, чтобы быть независимыми от иностранных партнеров.

Чего не хватает

Но этих успехов недостаточно. Несмотря на все усилия, за несколько лет нам не удалось сделать так, чтобы все производилось на территории РФ, отмечает Павел Косов. Получается практически по Кэрроллу: приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте. Если хочешь попасть в другое место, нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее.

За рубежом закупается чаще та сельхозтехника, которая нужна в штучных экземплярах. Потребности в такой технике есть в садоводстве, овощеводстве. Это, например, свеклоуборочные или картофелеуборочные комбайны, приводит пример Косов.

Но не будешь же строить отдельную производственную линию или завод ради условно трех машин в год — это работать себе в убыток. Для того, чтобы машиностроители взялись за производство этой техники, должен быть какой-то гарантированный госзаказ — поддержка государства не просто в создании самого производства, но и поддержании спроса, считает Алла Елизарова.

Но не только самой техники не хватает. Недостаточно и запчастей отечественного производства.

«Сейчас некоторые заводы действительно испытывают логистические проблемы, потому что просто нет поставок того, что, наверное, можно было бы уже производить у себя. Некоторые предприятия даже мосты и коробки не производят», — признает Павел Косов.

Дороже и дольше

А кроме того, по его словам, сейчас наблюдается «драматичный рост цен» на технику. Так, в прошлом году «Росагролизинг» закупил 10,2 тыс. единиц техники за 46 млрд рублей. В этом году нужно закупить 11 тыс. единиц техники.

«Мы это сделаем благодаря феноменальной поддержке, которую нам оказывает правительство. Но заплатить мы за этот объем должны уже порядка 100 млрд рублей», — рассказал эксперт.

Директор «Петербургского тракторного завода» Сергей Серебряков объясняет такой рост цен серьезным подорожанием всех компонентов. Например, металл за последние пять лет в России подорожал в разы. Тарифы на электроэнергию растут «немыслимыми темпами».

«У нас в стране инфляция издержек», — говорит Серебряков.

В итоге с учетом того, что техника составляет около четверти от общей стоимости произведенного зерна, в конечном итоге такая стоимость не может не повлиять на цену продукта, который находится на прилавке, считает Павел Косов.

По его словам, помимо роста цен, вызывает обеспокоенность существенное увеличение сроков производства. Если в прошлом году средний срок производства техники составлял 30 дней, то в этом году — это 130 дней.

Но даже несмотря на это, спрос на сельхозмашины остается высоким. Так, «Росагролизинг» с начала года продал техники на 35% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Рост продаж наблюдается не только в деньгах, но и в штуках. «Петербургский тракторный завод» за январь-май продал на 22% больше сельхозтракторов и проммашин к тому же периоду прошлого года.

Импорт остановился

В этом году из-за санкций сложилась непростая ситуация с поставками сельхозмашин и запчастей, признают участники круглого стола.

Самое большое падение наблюдалось в наиболее высокотехнологичной технике — это зерноуборочные комбайны и кормоуборочные комбайны, говорит Алла Елизарова.

«Март-апрель были самые тяжелые периоды, когда все компании, в том числе и производители прицепной техники, и производители самоходной техники срочно, в авральном порядке искали новых поставщиков. Сами у себя на предприятиях переориентировались и налаживали производства каких-то отдельных видов компонентов, искали новые логистические пути. Плюс к этому остро встал вопрос перевода денег и платежей», — рассказала Алла Елизарова.

Даже если предприятие обеспечено отечественными комплектующими на 99%, этот 1% недостающих запчастей может остановить производство, говорит Елизарова. Не будешь же выпускать в поле машину условно без тормозов.

Чтобы нивелировать недостающие поставки сельхозтехники в этом году, в январе-мае производство отечественных машин было оперативно увеличено на 10%, говорит Мария Ёлкина.

«Временное замедление темпов производства наблюдается только в высокотехнологичных зерноуборочных и кормоуборочных комбайнах. Отказ европейских поставщиков от поставок отдельных комплектующих привел к замедлению темпов», — пояснила Ёлкина.

Однако, по ее словам, сейчас логистика поставок комплектующих нормализуется, компании перестроились на российских и белорусских производителей, а также поставщиков из дружественных стран. Минпромторг ожидает, что к концу года предприятия полностью восстановят темпы производства.

Дилеры сельхозтехники оказались неплохо подготовлены к прекращению поставок, говорит председатель правления ассоциации дилеров сельхозтехники АСХОД Александр Алтынов.

«Но за три-четыре месяца запасы вымылись. Сейчас довольно много артикулов отсутствует и не может быть поставлено. Соответственно, из-за этого техника может простаивать», — признает он.

Эксперт поясняет, что санкции ЕС впрямую запретили поставки части сельхозтехники и компонентов. Подробное перечисление этих запрещенных позиций занимает в документе не менее 50 листов. Это тракторы всех видов, самоходные опрыскиватели плюс все сложные компоненты.

Помимо официальных ограничений, у самих компаний-производителей есть своя позиция. Даже если их машины не попадают в запрещенный список, они могут отказать в поставках.

Кроме того, сейчас во всем мире машины тяжело и долго собираются. Производственный цикл составляет не 30 дней (как раньше), а месяцы. Везде не хватает запасных частей и компонентов, и везде они подорожали. Поэтому если перед производителем стоит выбор, обеспечить агрегатами свой рынок или привезти в Россию, ответ очевиден.

«Основные крупные поставщики, к которым все привыкли, не возят. Что успели привезти, распродается, а других поставок нет и скорее всего не будет», — говорит Алтынов.

Но есть семейные компании, которые продолжают поставки той техники, которая не запрещена санкциями. Понятно, что для западных компаний российский рынок интересен. Те, кто хочет поставлять, найдут способы привезти, например, через другие страны.

При этом приуменьшать значимость иностранных производителей для нашего рынка не стоит — некоторые их товары уникальны, считает председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. А сейчас непонятно, что делать с приобретенной дорогостоящей импортной техникой из-за отсутствия запчастей к ней. Невозможно же ее полностью списать и купить новую российскую.

«Другой вопрос — почему мы до сих пор не научились делать аналоги и почему запчасти к той технике, которая производится в России, тоже завозятся из-за рубежа, а не выпускаются у нас», — говорит Зернин.

Например, для картофелеводства сельхозтехнику производят всего несколько стран — Бельгия, Нидерланды, Германия, говорит эксперт Картофельного союза Артем Вартанян. По его словам, основная техника не имеет аналогов в России. Сейчас партия импортной техники в пути. Но отсутствие возможностей ее приобретать может стать для картофелеводов большой проблемой.

Спасет ли параллельный импорт

Параллельный импорт не является спасением ни для машиностроителей, ни для дилеров, ни для аграриев, считают участники круглого стола.

Во-первых, сейчас ни один из брендов импортной техники в России не включен в перечень товаров, разрешенных для параллельного импорта. Но пройти таможню, может, и можно. А купить запчасти или технику и довезти ее до границы практически нереально, говорит Александр Алтынов. Кто из европейских предприятий будет продавать запчасти России на свой страх и риск, прекрасно понимая, что это делать запрещено?

При этом в мире только около 15 стран имеют развитое сельхозмашиностроение. Если отбросить недружественные, остается примерно треть. Из них не у всех машины нам подходят — например, индийские ездят прекрасно под зонтиком. Это точно не то, что нужно России. То есть из альтернатив у нас остается буквально пара-тройка вариантов. Что тоже добавляет проблеме остроты, которую всем вместе придется решать. При всем при том, что рынок российский — это огромные площади сельхозземель, говорит Алтынов.

Где нужно импортозамещение

Есть мнение, что около 40% запчастей можно заменить. В основном это какие-то несложные детали. А 60% артикулов заменить либо трудно, либо невозможно, либо для этого требуются существенные усилия, говорит Алтынов. Остается один вариант — научиться производить эти, более сложные компоненты внутри страны.

«Это сложно, особенно в запасных частях. Ведь речь идет о десятках, сотнях, тысячах артикулов, каждый из которых — это законченный продукт. Нужно брать каждый и искать возможности для его производства», — говорит Алтынов.

По словам Аллы Елизаровой, такая работа уже ведется с минпромторгом. Составлен перечень тех комплектующих, которые сейчас критически важны. Сейчас важно организовать систему грантов для малых и средних предприятий именно на развитие производства комплектующих. Пока не все малые и средние предприятия могут выполнить условия, чтобы воспользоваться мерами господдержки.

Какие меры помогут

По мнению директора «Петербургского тракторного завода» Сергея Серебрякова, в данной ситуации тактическими мерами не обойтись — государству необходимо менять промышленную политику.

Во-первых, во главу угла должен быть поставлен спрос. Сельхозтехнику должны купить. Поэтому самое важное — это платежеспособность аграриев. По подсчетам Серебрякова, спрос на технику растет тогда, когда есть хорошие цены на зерно. А от субсидий государства спрос зависит слабо. Например, во втором полугодии 2021 года лимиты по программе 1432 были исчерпаны, а продажи техники росли — именно потому, что цены на зерно были высокими.

Во-вторых, сейчас в России нет межотраслевого баланса — когда по всей производственной цепочке просчитывается потребность, целесообразность, доходность и возможности производства. Сергей Серебряков уверен, что эту практику надо возвращать.

Но главная причина, почему у нас «не получается импортозамещение с теми темпами, которые необходимы нашему отечеству», — это существующая кредитно-финансовая система, уверен Серебряков. От нее напрямую зависит себестоимость производства. И при нынешней системе выгоднее купить, например, гидравлику в другой стране, где более гибко настроена финансово-кредитная, налогово-дотационная и тарифная политика. А кроме того, там масштаб рынка больше.

«Обезболивающей пилюлей», которая снимет остроту проблемы здесь и сейчас, могло бы стать максимальное снятие существующих ограничений и барьеров, считает Александр Алтынов. Речь идет об отмене пошлин на различную технику, утильсбора, включение сельхозтехники и запчастей в список товаров, разрешенных к параллельному импорту, отмене ограничений для перевозки негабаритных транспортных средств на несколько месяцев.

Например, было бы правильно отменить утилизационный сбор, говорит Артем Вартанян. По его оценке, утильсбор может достигать 15% от стоимости трактора.

Того же мнения придерживается и заместитель генерального директора группы компаний «Продимекс» Вадим Ерыженский. Свеклоуборочные комбайны и свеклопогрузчики в России не производятся и не будут производиться. Властям это известно. В таком случае зачем каждый раз проходить процедуру согласования с минпромторгом о том, что техника не имеет российских аналогов, чтобы иметь возможность воспользоваться льготами для ее покупки за рубежом? Есть вопросы к минсельхозу по инвестиционным кредитам — было бы хорошо максимально упростить процедуру их получения.

«Сельское хозяйство уникально тем, что продукт можно произвести даже с помощью сохи или тяпки. Но сейчас у нас в стране высокотехнологичное сельское хозяйство, для которого производится высокотехнологичная техника. По мере того, как эта техника будет выбывать или с большим трудом приобретаться, эффективность сельского хозяйства, а соответственно, те результаты, которыми мы так гордимся, будет снижаться», — считает Ерыженский.

Чем помогает государство

Минпромторг совместно с минсельхозом и «Росагролизингом» реализуют программу 1432. Государство предоставляет субсидии машиностроителям, а те продают технику аграриям со скидкой. По этой программе по состоянию на конец июня реализовано техники на сумму 40 млрд рублей, говорит Ёлкина. Программа будет продолжена. Минпромторг прорабатывает с минфином вопрос о выделении дополнительного финансирования.

Для аграриев есть возможность приобретать сельхозтехнику на условиях льготного лизинга на срок до 8 лет и с нулевым авансом. В льготный лизинг можно приобрести отечественную технику или технику, не имеющую аналогов в России, обращает внимание Павел Косов. Кроме этого, аграрии могут воспользоваться льготным кредитом на покупку техники от 1% до 5% годовых.

Мария Ёлкина также рассказала, что для машиностроителей существует ряд мер господдержки на реализацию инвестпроектов, в том числе по производству комплектующих. Например, есть механизм субсидирования НИОКР, по которому до 70% затрат предприятий на проведение научных исследовательских работ готово компенсировать государство. В этом году в отрасли специализированного машиностроения планируется поддержка около 25 таких проектов. В основном это проекты по освоению производства тех комплектующих, которые до этого покупались за рубежом.

Также в России создано Агентство по технологическому развитию, которое проводит реинжиниринг деталей, комплектующих к технике и оборудованию. Предоставляются субсидии на разработки комплектующих. Заказы на разработку необходимых комплектующих могут подавать в Агентство как машиностроители, так и аграрии, отметила Ёлкина.

Помимо этого, готов минпромторг снимать ограничения на ввоз той техники, которая не производится в России. Например, так поступили с ввозными пошлинами на свеклоуборочные комбайны.

(По материалам «Российской газеты»)