АПК в России стремительно становится одной из лидирующих отраслей экономики. Естественно, в фундамент такого скачка в развитии заложен принцип максимальной индустриализации отечественного сельского хозяйства.

При этом проведена колоссальная работа по развитию сельских территорий. Это объяснимо: несмотря на явное превалирование в секторе АПК многоотраслевых концернов, без сельского жителя развитие сельского хозяйства в принципе невозможно. Село остается основным поставщиком кадров для агрокомплекса любого государства. Везде — от Зимбабве до России требуются механизаторы, агрономы и агротехники.

Журнал «АПК Амурской области» регулярно поднимает тематику работы сельских администраций в современных условиях. Но зачастую нашими респондентами становятся главы сельсоветов с градообразующими предприятиями АПК.

А вот как организована работа Антоновского сельсовета Завитинского района, не имеющего такой финансовой подпорки, мы узнаем у его главы Елены Козычко.

— Елена Степановна, ваш сельсовет дотационный или у вас есть возможность формировать профицитный бюджет? Допустим, за счет аренды или налогов?

— К сожалению, мы на данный момент не можем обойтись без дотаций. До недавнего времени на нашей территории располагался колхоз «Надежда». У сельсовета сложились с ним прочные партнерские отношения. Колхоз оказывал нам значительную поддержку. В основном его помощь заключалась в предоставлении технических средств для производства работ по благоустройству сел сельсовета.

Но несколько лет назад он стал структурным подразделением ООО «Соя». Колхоз утратил финансовую самостоятельность, и сегодня без его помощи нам приходится трудно.
Социальное партнерство? Да, на наших землях работают два небольших КФХ, но техника у них… сами знаете какая. Максимум опашку сделать, где-то грунт подвезти.
Что касается сдачи в аренду муниципальных помещений, то у нас таковых не имеется. А основное место работы нашего населения – предприятия Райчихинска. Поэтому практически все налоги уходят в бюджет этого города. Если еще в прошлом году двадцать пять наших жителей трудились в ООО «Соя», то теперь эта компания сменила место своего базирования и сейчас располагается в Петропавловке.

— Как вам удается поддерживать на должном уровне жизнедеятельность сельсовета? Какие ресурсы для этого используете?

— Мы стараемся максимально использовать возможность своего участия в государственных программах. В основном это программы по развитию сельских территорий и инициативному бюджетированию.

В 2019 году мы восстановили детскую площадку. В прошлом году по программе инициативного бюджетирования произвели ремонт водонапорной башни, облагородили участок около нее, сделали асфальтовый подъезд.

Также в прошлом году закупили для клуба оборудование, в том числе и световое. Сегодня у нас в планах капитальный ремонт здания ДК. Необходимо произвести замену провисших еще с советских времен потолков и пола.

По программе «Комплексное развитие сельских территорий» мы заключили договор с региональным минсельхозом на создание в Антоновке зоны отдыха.

— Что будет входить в эту зону?

— В нее будут входить дорожки, беседки, скамьи, озеленение территории и разбитие на ней цветников. Согласитесь, что наши жители должны иметь возможность для отдыха после трудового дня.

Еще в нашем сельсовете на территории села Антоновка находится памятник воинам-освободителям, павшим во время Великой Отечественной войны. Мы приняли решение о его восстановлении, так как он сегодня находится в весьма плачевном состоянии. Практически на грани разрушения. Это решение было принято жителями села единогласно.

— Это памятник областного, районного или вашего муниципального значения?

— Нашего. Это наш памятник, и по программе инициативного бюджетирования жители села планируют в 2022 году разработать и реализовать проект его реконструкции.

— Вы постоянно упоминаете о программе инициативного бюджетирования. А скажите честно: реализуемые инициативы предлагаются администрацией или исходят от самих жителей?

— У нас инициативы исходят от самих жителей. Кроме того, в наших селах существуют общественный совет, женсовет. Любой из жителей может внести свое предложение в администрацию для рассмотрения, после чего на общих сельских сходах большинством голосов принимаем решение об их целесообразности. Также при поддержке депутатского корпуса сами изучаем потребности жителей сел.

— Елена Степановна, не могу не задать следующий вопрос. Все перечисленные вами программы предусматривают принцип софинансирования. Либо администрацией сельского совета, либо самим населением. Насколько жители сельсовета способны профинансировать свою часть в одобренных проектах?

— При средних заработках (у нас в 10-15 тысяч рублей) это крайне трудно. Поэтому на сходах поддерживают только «за» самые необходимые, жизненно важные проекты.

— О здравоохранении. Какие у вас в этой сфере достижения? Или, наоборот, проблемы?

— Основным нашим достижением является то, что мы сумели сохранить свой ФАП. А проблема ФАПа в том, что на его полноценном функционировании сказывается недостаток финансирования. Хотелось бы иметь более современное медицинское оборудование для расширения сектора медпомощи жителям наших сел.
К тому же, у нашего ФАПа нет собственного здания, и он расположен в здании администрации. А это, в свою очередь, не позволяет воспользоваться ни одной из существующих программ для ремонта помещения пункта.

— Получается парадокс. Сам ФАП существует и помещение для него есть. А ремонтировать его законодательство не позволяет.

— Побороть этот парадокс будет трудно, но мы все-таки попытаемся это сделать.

— С вашей точки зрения как учителя: насколько у вас развита система образования? Существует ли недостаток в кадрах?

— На сегодня мы полностью укомплектованы штатом учителей, так что кадровый вопрос не стоит. Педагогический состав в школе опытный, преподавание ведется на должном уровне. Практически пятьдесят процентов наших выпускников продолжают обучение в вузах, и многие из них оканчивают их с отличием.
В этом году в школе появится свой пищеблок. Если до этого мы пользовались услугами индивидуального предпринимателя, то теперь будем обеспечивать учащихся собственным питанием.

— Сколько сегодня учеников в вашей школе?

— Вообще, школа рассчитана на 100 учащихся разных классов, а на сегодня в ней обучается 98 детей, это включая воспитанников детского социального приюта.

— Много ли молодежи среди ваших учителей?

— Молодежи практически нет. В большинстве наши учителя – это люди среднего и более старшего возраста. Но на перспективу особой катастрофы в этом я не вижу – нас спасает географическая близость сельсовета к Райчихинску и полная транспортная доступность – всего шесть километров. Поэтому часть предметов в нашей школе преподают городские учителя.

— Как вы считаете, почему местная молодежь, окончившая педуниверситет, не возвращается для преподавания в родной школе?

— В основном, из-за жилищных условий. Те, кто жил на селе, тот в полной мере познал их тяжесть: отсутствие центрального отопления и водоснабжения, элементарных удобств. К тому же, у сельсовета нет даже такого свободного жилого фонда.

— Но ведь сегодня существует большое количество программ, мотивирующих не только молодых специалистов, но и всех жителей для строительства жилья в селе. В частности, сельская ипотека. Пять миллионов под три процента годовых – более чем заманчивое условие для развития сельского строительства.

— Поначалу наши жители отнеслись к этой ипотеке если не с энтузиазмом, то с определенным воодушевлением. В кратчайшее время были построены четыре жилых дома. Однако далее дело не пошло. Сказалась дороговизна коммунальных услуг.

Во-первых, в Антоновке отсутствует центральное отопление, а автономные источники теплоснабжения обходятся очень дорого. При самых современных технологиях таких источников всего три: либо дрова, либо уголь, либо электричество. А машина самого дешевого источника – угля – стоит у нас сегодня 25 тысяч рублей.

Во-вторых, септики нужно регулярно чистить, для этого необходимо заключить договор либо со специализированной компанией, либо с частником. Опять-таки влетает в копеечку.

В-третьих, это в городе житель открыл кран и потекла вода, такая как он пожелает: горячая, холодная, теплая. А в сельской местности для этого необходимо установить насосную станцию, которая потребляет, как минимум, 2 киловатта, и бойлер.

Поэтому стоимость содержания такого дома в несколько раз превышает стоимость коммунальных услуг в городских квартирах. При этом зарплата на селе гораздо ниже, чем в городе. Вот поэтому низкая ставка по сельской ипотеке не для всех является привлекательной.

Поэтому молодежь, получив образование, старается закрепиться в городах. Там и работу найти легче, и заработки выше, и карьерный рост более вероятен.

— На территории Антоновского сельсовета расположен социальный приют для детей. Какие дети и по какому принципу попадают в него?

— Это областной приют, в нем временно проживают ребятишки из социально неблагополучных семей. Как правило, после непродолжительного пребывания в нем, их распределяют по детским домам. Хотя по факту некоторые живут в нем по нескольку лет. Возраст этих ребятишек самый разный – от трех до пятнадцати лет.

— Сельсовет им помогает?

— Финансово нет. Только тем, чем можем себе позволить по законодательству. Помочь в благоустройстве территории, провести какое-либо мероприятие. А так спонсоров у нашего детского приюта предостаточно. Привозят им подарки, устраивают праздники. У нас жители шутят, что условия содержания детей гораздо комфортабельней, чем условия проживания основного населения сельсовета.

— Какие, по вашему мнению, перспективы у Антоновского сельсовета в плане миграционной ситуации на ближайший период: отток молодежи усилится, миграция останется стабильной на существующем уровне, ситуация может улучшиться?

— Я считаю, что, к сожалению, в ближайшее время отток молодежи из сел нашего сельсовета будет увеличиваться.

— Что необходимо предпринять для исправления сложившейся ситуации и кто должен это сделать?

— Сегодня политику государства в отношении к сельским территориям можно назвать прогрессивной. Но ведь до этого селам пришлось прожить долгий период регресса. Ликвидировались колхозы и совхозы, а на их месте возникали мелкие, слабо механизированные хозяйства. Резко сократилось финансирование бюджетов сельских администраций. Признавались нерентабельными учреждения здравоохранения и образования. У местного населения с годами выработался комплекс бесперспективности проживания в сельской местности.

Сегодня понадобится длительный реабилитационный период для изменения психологии сельских жителей. Необходимо применение программ, ориентированных не только на решение жилищных вопросов, но и на восстановление инфраструктуры сел. Поэтому начинать нужно с восстановления социальных учреждений: детских садов, Домов культуры, больниц, дорог.

Может быть, нужна привилегированная политика по отношению к малому бизнесу, ведущему предпринимательскую деятельность в сельской местности. Только создание дополнительных рабочих мест может сделать жизнь на селе комфортной и сдержать повсеместный отток населения.

Без дополнительного финансирования местных бюджетов решить вышеуказанные задачи практически невозможно. А то, что сегодня государство вкладывает средства в программы, это, по сути, есть возврат селу того, что было изъято у него во времена разгульной оптимизации.

Кто это должен сделать? К сожалению, сегодня у глав сельсоветов слишком мало возможностей для реанимации сельских территорий. Необходима воля региональных правительств и законодательных органов власти для конструктивного диалога с муниципалитетами. Региональные депутаты должны, используя рычаги законодательной инициативы, через

Государственную Думу сыграть роль посредника между сельскими администрациями и федеральным правительством.