Амурская область в этом году поставила абсолютный рекорд за всю свою историю по сбору сои — свыше 1,6 млн тонн. Повысилась и урожайность сои до 18,9 ц/га — это на 20% выше, чем в 2021 году.

Радостно, конечно. Особенно в паре с новостью о рекордном урожае пшеницы в России. Но по пшенице уже раздаются тревожные прогнозы: «Куда девать такую уйму в условиях санкций? Как бы не сгнил весь рекорд!»

А что будет с нашей соей? С одной стороны, основная её масса всегда шла в Китай. А в условиях Разворота на Восток можно, по идее, хоть всё до зёрнышка отправлять за Амур. Но, оказывается, не всё так просто.

Об этом рассказал кандидат экономических наук, исполнительный директор АККОР Амурской области Владимир Юсупов:

— Вопрос абсолютно правильный: предложение по сое избыточно, а наше потребление — 400 тысяч тонн. Хорошо, ещё 200-250 тысяч тонн заберёт иркутский масложиркомбинат. Куда деть миллион? 

В Китай? К сожалению, амурская внешняя торговля сегодня, грубо говоря, стоит колом: во-первых, из-за высоких экспортных пошлин — 20% от стоимости; во-вторых, из-за проблем с логистикой — работающей! — через Амур.

Подробнее о пошлинах: по словам губернатора, их размер будет не только сохранён, но и увеличен. Экспортная пошлина — это то, что платит продавец. То есть свой же, амурский производитель: сначала заплати эти 20%, а только потом заходи на рынок. По моему мнению, бить такими расценками по своим же — крайне непрагматичный подход, который и текущую ситуацию убивает, и не формирует условий для перспективы. С точки зрения экономической целесообразности — это абсурд.

Теперь о логистике: у нас есть новый мост в Китай, но для сои его нет. Переезд предназначен только для спецтехники, овощей и фруктов. По временной транспортной схеме перевозка сои пока не предусмотрена. А сколько это «пока»? Вы знаете, как временное сооружение или решение легко становится долгосрочным.

Остаётся только прежний способ — через торговый порт на баржах. Но эта схема уже второй год не работает, и в этом году она также не согласована. Вот почему я утверждаю, что внешняя торговля стоит колом.

Ещё один большой амурский соевый поток всегда шёл в Центральную Россию. Конечно, перевозка выходила дороже, поэтому обычно предусматривалось федеральное субсидирование транспортных расходов. У нас соя продаётся по 24-26 тысяч рублей за тонну, в Центре — по 34-36 тысяч. Вот эти 10 тысяч между ними — затраты на перевозку. В этом году компенсация этих расходов заканчивается, а что дальше — вопрос открытый. И, честно говоря, анализируя существующее состояние бюджетных потоков, ждать транспортных субсидий непродуктивно.

Плюс, чем дальше не то что в Азию, а в Центр РФ, тем больше логистика падает. Переброска всех транспортных потоков на Восток из-за западных санкций обнажила, например, страшнейший дефицит подвижного состава. Так, наша ежемесячная потребность в ж.-д. вагонах — около 80-100, а в нашем распоряжении сейчас 30-40 вагонов.

Да и вообще, дорого нашим аграриям дался этот соевый рекорд. Как я уже сказал, продажная цена сложилась 24-26 тысяч рублей за тонну, а себестоимость производства поднялась до 21 тысячи рублей.

Рост расходов подгоняли, конечно, и санкции, и в целом инфляционный тренд. Самое болезненное — запчасти: рост в два-три раза! Средства защиты растений — вдвое. По удобрениям был скачок на 20%, но в целом ситуацию по ценам обуздали. Выросли расходы на зарплату сельхозработников — на 15-20%. Это, безусловно, правильно, трудовые коллективы на селе нужно содержать, заботиться о них. Но производитель, выполнив свои обязательства, создал себе дополнительный очаг напряжённости. Конечно, хорошо, что была высокая урожайность, поэтому резкого роста конечной суммы себестоимости не произошло. Наконец, примерно на 25% снизился валютный курс. И те, кто всё же умудряется торговать на внешнем рынке, на эту же самую четверть не получит выручки.

Возвращаемся к сложившейся в этом году себестоимости по сое. Такая разница с продажной ценой позволяет заниматься только простым воспроизводством своего хозяйства — никакого расширения, никакого закупа дорогостоящей, высокопроизводительной техники. А хозяйства поменьше будут работать уже себе в убыток.

Итак, вагонов на отправку в Центр РФ по нулевому тарифу нет, экспорт заблокирован, местные переработчики сои дают абсолютно невыгодную для производителей цену — о переработке ещё упомянем. В итоге сверхпредложение на рынке при слабом спросе обрушивает цены на продукцию и исключает всякий смысл в рекордах. То есть аграриям главное — хотя бы закрыть кредиты, какие-то обязательные платежи — остальное идёт в минус. А к весне надо будет уже готовиться к новому полевому сезону, а на какие деньги? Если ситуация со сбытом не изменится, то придётся либо загонять себя в новые кредиты, либо сокращать посевные площади. Поэтому сельхозпроизводители сейчас просто в огромном напряжении сидят и ждут, что будет дальше.

При этом, подчёркиваю, нам поручено высшими органами власти к 2025 г. выйти на 2,5 млн тонн сои! Ладно, может, и выйдем, а зачем, если со сбытом катастрофа?

Теперь обещанное о переработке. Губернатор в течение всего года периодически заявлял, что задача региона — переработка 70% урожая сои. Честно говоря, не видел обоснования этой цифры — почему именно столько? Просто задача-максимум? В идеале нужно, чтобы весь комплекс АПК работал эффективно, а не какие-то его отдельные части. Чтобы и в краткосрочном, и в долгосрочном периоде своё получили и переработчики, и производители. А сейчас переработка забирает примерно 25%. За какой период хотят довести до 70%?

Я знаю, что областные власти планируют привлечь крупную российскую компанию для строительства в следующем году перерабатывающего завода объёмом 500 тысяч тонн. Во-первых, это в большей части трейдерская компания, то есть торговая. Переработка у неё, конечно, есть, но не в ДФО. Во-вторых, завод не закроет всей потребности. В-третьих, пока нет даже землеотвода под территорию. Если начать стройку уже весной и работать по-стахановски, ввод в эксплуатацию возможен через три года. Я уж не говорю о том, что весь цикл переработки минимум три года настраивается и запускается.

Что нам делать всё это время с нашими урожаями? Забивать склады впрок невозможно — это не стулья, это всё сгниёт. Поэтому надрываться ради рекордов никто не будет. Значит, повторяю, надо сокращать пашни, уменьшать обороты. А потом по щелчку, когда появится завод, снова наращивать? Так не бывает. А нам, на самом деле, нужно нормальное функционирование сельской экономики — для своих людей, а не для сторонних инвесторов и высшего уровня чиновников.

Но если о снижении оборотов и сокращении посевных площадей речи не идёт, то самым разумным, на мой взгляд, была бы некая оптимизация местного, локального рынка. Опустите экспортную пошлину в два-два с половиной раза, стимулируйте местную переработку — и получите рост экономической активности у аграриев всего Дальнего Востока. Это настойчивое предложение сельхозпроизводителей к диалогу с центральной властью.

Кстати

Тревожатся и амурские овощеводы, картофелеводы. В этом году в регион вернулась китайская продукция, цены упали, и перед аграриями тоже встаёт вопрос, куда сбывать урожай.

Между тем

После мобилизации в рамках спецоперации ситуация изменилась, в том числе в АПК. Соответственно, и в этой сфере нужно провести мобилизацию не только для сохранения устойчивости, но и для обеспечения последовательного развития, считает В. Юсупов. Основные тезисы:

Основные показатели амурского растениеводства в 2022 г.

Урожай: